+7(863)296-0-111

Лившиц Владимир Львович

Место работы: «Адвокатский кабинет Лившица В.Л.»
Должность: Адвокат

Адвокат это особенная профессия, творческая, сродни актерской или писательской. В этом уверен Владимир Львович Лившиц, который в юные годы даже не помышлял о юриспруденции, а мечтал стать музыкантом, писателем, артистом. Но именно в юриспруденции и адвокатуре ему было суждено реализовать свои творческие таланты...

Фамилия Лившиц в Ростове очень известная. Лев Лазаревич Лившиц, приехав в город с красным дипломом юрфака МГУ и фанерным чемоданом, полвека проработал следователем в прокуратуре Кировского района. Его в буквальном смысле слова знал весь Ростов: от богатяновской шпаны до партийной номенклатуры. Его уважали, приходили за советом. Все знали: если дело расследовал Лившиц, можно ставить знак качества. Будучи по настоящему интеллигентным человеком, обладая огромными знаниями, Лев Лазаревич, тем не менее, не стремился вверх по служебной лестнице. Причем за эту черту характера, отсутствие карьеризма, его особенно уважали.

- Тень профессии на меня упала еще в детстве: я спал на кровати, под которой, вместо поломанных ножек, лежали бюллетени Верховного суда и книги по криминалистике, - улыбается Владимир Львович, - читал их, как интересные истории.

И все-таки юный Володя Лившиц не думал идти по стезе отца. Он всерьез занимался музыкой, поступил в гнесинское училище, откуда был отчислен за антисоветскую пропаганду. Владимир соорудил инсталляцию: портрет маршала Брежнева, обрамленный кругом от унитаза. Был 1975 год, и такой креатив не приветствовался...

Креативностью Владимир отличался и на срочной службе в Советской армии (а служил он в Грозном). Незадолго до "дембеля" он прислал домой посылку с собственными картинами, содержание которых заставило Льва Лазаревича срочно ехать в воинскую часть выручать сына из очередной (как ему показалось) передряги.

- Передряги не было, но состоялся серьезный разговор. Отец жестко спросил: "Что ты собираешься делать после армии?" Я, неожиданно для себя ответил: "Буду поступать на юрфак", хотя на секунду до этого думал о филфаке. Вот так я начал путь в юриспруденцию, - рассказал Владимир Львович Лившиц.

По совету отца, на юрфаке РГУ он решил заняться древнеримским правом, чтобы быть подальше от советской власти.

- Из списка предложенных деканатом тем для курсовых работ выбрал самую для себя непонятную - "Обязательственное право по законам 12 таблиц".  Для меня, музыканта,  такое словосочетание означало то же, что для юриста доминантсептаккорд с уменьшенной квинтой. Полная абракадабра. Я понял, что нужно менять мозги и пошел в библиотеку. Через полгода активных занятий стало очевидно, что тема произошла от единственной фразы Энгельса о том, что в Древнем Риме было очень суровое право против должников. И все! Таблиц нет, обязательственного права в них, соответственно, тоже. Социализм настиг меня и здесь! Поскольку срок сдачи курсовых неумолимо приближался, я включил форсаж и написал нечто вроде рассказа о том, как в 426 году до нашей эры один патриций изнасиловал девушку-плебейку. Родственники потерпевшей с дубинами в руках пришли выяснять отношения, возникли народные волнения, плебеи стали требовать равных прав с патрициями и таки добились своего. Появился одинаковый для всех закон, высеченный на 12 таблицах, регулирующий и имущественные и неимущественные правоотношения. Я эти отношения проанализировал и сделал  далеко идущие научные выводы. Работу выставили на студенческую научную конференцию, я выступил и занял первое место. Это была первая попытка творческого подхода к юриспруденции. Но, как показала жизнь,  не последняя. - улыбается Владимир Лившиц.

По окончании юрфака Владимир Львович Лившиц был распределен на должность следователя прокуратуры Ленинского района Ростова-на-Дону. Долго вникать в тонкости профессии не пришлось, поскольку целых три года он проработал помощником у отца. Знал, как расследуют уголовные дела, но не знал, как их подшивают. Последней премудрости научился за пару часов...

Одним из памятных стало дело убийство старухи-процентщицы на улице Московской. Женщина скупала ворованные вещи, давала деньги взаймы под проценты, и была хорошо знакома мелкому околорыночному криминалитету. И вот однажды соседи обнаружили почти свежий труп старухи, лежащий под кроватью в луже крови. "Ну, чем не коллежская секретарша Алена Ивановна из «Преступления и наказания?», - подумал следователь Лившиц и распорядился оставить в квартире засаду, чтобы задерживать всех посетителей. Почему-то появилась уверенность, что убийца, как Раскольников, вернется на место преступления...

И действительно, через сутки после проверки посетителей был установлен убийца - один из клиентов потерпевшей, который не смог вернуть долг. Вернулся, потому, что ему было интересно, как выглядела бабушка после нескольких ударов ножом.

- Парень получил сильное впечатление, - улыбается Владимир Львович...

Еще одно "громкое" дело Владимира Лившица - расследование гибели семейства жирафов в Ростовском зоопарке. В ноябре 1985 года, ночью, прорвало батареи горячего отопления и семейство массайских жирафов (папа, мама и дочка) приняло ужасную гибель. Причина – вопиющая халатность руководства зоопарка. Владимира Львовича это задело за живое, и он пообещал самому себе непременно довести дело до суда, невзирая на вызывающее поведение тогдашнего директора зоопарка, бывшего руководителя свинофермы по фамилии Дикунов. В покровителях директора был первый секретарь обкома КПСС.

- Пожалуй, впервые я тогда наткнулся на такую юридически изощренную защиту, - вспоминает Владимир Львович. - Дикунов, признавая факт халатного отношения к своим должностным обязанностям (а это уже было с очевидностью доказано,) заявил в свое оправдание, что статья 172 УК РСФСР "Халатность" в качестве квалифицирующего признака предусматривает причинение  существенного вреда государству. Но, как заявил Дикунов, после гибели скелеты жирафов проданы в Бакинский музей, шкуры – на чучела, мясо ещё куда-то и, таким образом, была получена прибыль в размере трех тысяч рублей. Жирафов покупали несколько лет назад, и за время, пока они жили в зоопарке, на них была начислена амортизация. В конечном итоге – ни ущерба, ни вреда не причинено, состава преступления нет.

- Такая аргументация меня сразила, - признается Владимир Львович Лившиц, - но не наповал.

Как оказалось позже, такую изощренную защиту для Дикунова придумал опытнейший адвокат Леонид Аронович Гельфанд. Молодому следователю пришлось исследовать десятки нормативных актов, дойти до Министерства культуры СССР, чтобы доказать, что амортизация на экспонаты животного мира в зоопарках (как, кстати, и на музейные ценности и библиотечные фонды) не начисляется. Дело ушло в суд.

С 1 июля 1990 года Владимир Львович Лившиц работает в ростовской адвокатуре. И первое адвокатское дело было связано с культурными ценностями.

За юридической помощью обратился некий ростовский коллекционер, который искал именно Лившица, поскольку знал, что Владимир Львович в последние годы своей следовательской работы, находясь уже в прокуратуре СССР, занимался в Ленинграде расследованием преступлений, связанных с коллекционерами.

Фабула дела была такова. Ростовский коллекционер был осужден по статье о спекуляции за то, что продал приобретенное и реставрированное им старинное казачье платье. «Выгода» составила 50 рублей. Коллекционера  осудили на шесть лет, но затем приговор отменили, дело возвратили для дополнительного расследования и прекратили за недоказанностью участия в совершении преступления. Еще в период следствия коллекцию у него изъяли – часть сдали в музей, часть исчезла через комиссионный магазин на 20-й линии. В течение семи лет бедняга безуспешно пытался вернуть незаконно изъятые у него предметы. Все предусмотренные сроки давности были пропущены и, к кому бы коллекционер ни обращался – никто за это бесперспективное дело не брался – даже самые-пресамые адвокаты отказывались. Начинающий свою адвокатскую карьеру Владимир Лившиц тоже сначала отказался.

 - Мне жаль было дядьку – государство по нему катком проехалось, хотелось помочь, но я понимал, что это невозможно. Чтобы сразу не отказывать, я пообещал что-нибудь придумать. И вдруг, действительно придумал довольно изящный ход, - говорит В.Л. Лившиц. - Прокурору была написана жалоба о том, что нас не устраивает формулировка прекращения уголовного дела – «недоказанность», это словно оставление под подозрением. Мы просили возобновить расследование, направить дело в суд и, если вина будет доказана, то, мол, готовы и посидеть, сколько положено. В противном же случае, просим изменить формулировку прекращения дела - за отсутствием состава преступления.

В прокуратуре отказывались удовлетворять жалобу, удивлялись такому правовому идиотизму, но потом сдались: в один день было вынесено два постановления – о возобновлении предварительного следствия и о прекращении уголовного дела, но по другому основанию. В результате потек новый срок давности. Остальное – дело техники. Через полгода ожесточенных бюрократических боев часть коллекции, хранившейся в запасниках краеведческого музея, удалось вернуть. То, что было продано через комиссионный магазин, бесследно исчезло.

-Но это была победа! - улыбается Владимир Лившиц. - Клиент оказался очень доволен. Настолько, что ушел, не расплатившись. Впрочем, этим  он преподал мне важный урок – с тех пор я терпеливо объясняю людям, что бесплатная защита ничего не стоит.

В 1995 году вместе с Романом Германовичем Кржечковским, Владимир Львович Лившиц участвовал в одном из первых дел с участием коллегии присяжных заседателей в Ростоблсуде. Это был единогласный оправдательный приговор.

Расширение применения института присяжных заседателей в районных судах он считает положительной тенденцией. Роль защиты в судебном процессе, по мнению В.Л. Лившица, должна в таком случае возрасти.

- Я искренне считаю, что в Ростове сформирован очень сильный адвокатский корпус, и заслуга в этом во многом принадлежит Дмитрию Петровичу Баранову, которого я искренне уважаю. Ненавижу петь хвалы начальству, но скажу, что нынешний президент Адвокатской палаты Ростовской области Алексей Григорьевич Дулимов тоже на своем месте. Он и профессионал хороший, и руководитель умный, что редко совмещается в одном человеке,- говорит В.Л. Лившиц.

Вот так Владимир Львович реализовал в юриспруденции свои творческие таланты. Как результат: В.Л. Лившиц награжден медалью ФПА РФ "За заслуги в защите прав и свобод граждан" I степени и медалью Ассоциации адвокатских палат Южного федерального округа "За высокие профессиональные достижения". Его фамилия была включена в список "100 лучших адвокатов России".

В свободное время Владимир Львович пишет картины и рассказы. Издал книгу "Защита Лившица: адвокатские истории". Устроил выставку своих живописных произведений. И с удовольствием вспоминает слова в свой адрес выдающегося ростовского искусствоведа В.В. Рязанова "Вы состоялись как художник".

- Признаюсь, что для меня признание ценителей живописи и читателей намного важнее, чем, к примеру, выигрыш дела. Адвокаты это те же артисты. Все лучшие и все обидчивые. Недавно поймал себя на мысли, что никогда не относился к адвокатской деятельности, как к работе. Это образ жизни такой.