+7(863)296-0-111

Жданов Юрий Андреевич

Место работы:
Должность:

Юрий Андреевич Жданов (20 августа 1919 года, Тверь – 19 декабря 2006 года, Ростов-на-Дону) - видный учёный мирового уровня, доктор химических наук, кандидат философских наук, профессор, член-корреспондент АН СССР, (Российской Федерации).

Когда я услышал, что буду писать о Юрии Жданове, признаюсь, – смутно представлял масштаб его личности, плохо знал биографию, каюсь, – почти не интересовался этим человеком. Знал, что стоит возле библиотеки бывшего РГУ, в котором, кстати, я учился в последние годы горбачёвской перестройки, бюст Юрия Андреевича, знал, что он был ректором университета. Вот и всё. Да ещё об его отце кое-что читал… О том, что был любимцем Сталина, занимался идеологией. Во время Ленинградской блокады генерал-полковник Андрей Александрович Жданов находился в городе. Входил в состав Военного совета Ленинградского фронта…

И вот – улица Суворова, дом, где жил Юрий Андреевич. Дом кстати, – элитный, обкомовский, но это уже в прошлом. Проезд во двор перегораживает витая чёрная металлическая решётка с кодовым замком на калитке. Во дворе чисто убрано, много припаркованных машин. В подъёзде нет лифта – дом послесталинской постройки, не «хрущёвка». Открывает сын Жданова, Андрей Юрьевич. Живёт в Москве, приехал проведать маму, Таисию Сергеевну… Проходим в зал, присаживаемся за круглый стол.

В уютной трёхкомнатной квартире с высокими потолками всё осталось, как и при жизни Юрия Жданова. Все вещи стоят на тех же местах, как будто хозяин только что вышел из квартиры по делам и вот-вот вернётся. Можно сказать: действующий музей, где что ни вещь – исторический экспонат.

– Вы как раз сидите на стуле, на котором Юрий Андреевич всегда работал, – доверительно сообщает мне Таисия Сергеевна. – Вот его настольная лампа, вот цветные карандаши, которыми пометки в книгах делал. Любил синие карандаши. Кабинета у него не было, не признавал. Телевизор не любил смотреть, всё время работал. Я телевизор сижу смотрю рядом, – он за столом трудится. «Юра, тебе телевизор не мешает?» – спрашиваю. – «Никогда! – отвечает. – Ты только меня не отвлекай, только не разговаривай со мной. А там смотри, пожалуйста».

Телевизор и сейчас стоит в углу. Хоть импортный, но уже устаревший, нынче в моде – плоские, современные. Кстати, по воспоминаниям хозяйки, раньше, в шестидесятом году прошлого века, в этом углу детская кроватка стояла, куда и привезли из роддома новорождённого сына Андрея.

Меня сразу охватывает внутреннее волнение: не шутка – сидеть на месте зятя самого Сталина! До переезда в Ростов в бытность свою в Москве, в 1949 году, Юрий Андреевич Жданов женился на дочери вождя Советского государства Светлане Иосифовне Аллилуевой (Сталиной). Брак продлился недолго, всего три с лишним года, у них родилась дочь Екатерина. Вскоре они развелись. Говорят, Сталин, узнав об этом, в сердцах сказал дочери: «Ну и дура! В кои-то веки попался порядочный человек, и то не смогла его удержать».

Таисия Сергеевна – коренная ростовчанка, жила в Нахичеване, всё помнит, что в жизни довелось испытать, особенно врезалась в память война. Гитлеровская оккупация. Взволнованно рассказывает о наболевшем, самые яркие эпизоды. Как текло прямо по улице к Дону шампанское. Красноармейцы, перед отступлением из Ростова в ноябре сорок первого, пробили металлические резервуары на заводе шампанских вин, чтобы народное добро не досталось врагу. Люди спешили с различной посудой в руках, черпали прямо с пола в заводских цехах… Голос у Таисии Сергеевны негромкий, но выразительный, с доверительными, запоминающимися нотками, похож на голос матери Егора Прокудина из фильма «Калина красная». Угощает чаем с печеньем. Очень обрадовалась цветам. Андрей заботливо поставил цветы в хрустальную вазу, сразу видно – привык помогать матери по хозяйству. Сказал:

– А вы угадали с цветами. Отец очень любил хризантемы.

И полились добрые воспоминания…

В московский период жизни – для Юрия Андреевича политика была на первом месте. Человек партийный, он не мог посвятить себя чисто научной работе. В 1947 – 1953 годах он выполнял обязанности заведующего сектором, заведующего отделом науки ЦК КПСС.

После переезда в Ростов, кандидат философских наук Юрий Жданов наконец-то окунулся в родную стихию, стал заниматься научной деятельностью. Не секрет, что после смерти Сталина Юрий Жданов был попросту отправлен в «почётную» ссылку: на выбор ему предложили Челябинск или Ростов-на-Дону. Юрий Андреевич выбрал Ростов, потому что здесь был университет, эвакуированный ещё в 1915 году из Варшавы. Выбор в пользу науки он сделал давно, но мешала московская политическая рутина. Вспоминал довоенный случай, когда его, студента химфака Московского университета, неожиданно позвали к телефону: звонил сам Сталин. Не здороваясь, без всяких предисловий, Иосиф Виссарионович сказал: «Говорят, вы много занимаетесь общественными делами в университете. Политика – грязное дело, нам химики нужны», – и повесил трубку.

В 1953 году, переехав в Ростов, Юрий Жданов возглавил отдел науки и культуры Ростовского обкома партии. Одновременно работал ассистентом, затем доцентом и профессором РГУ – не прерывал научных исследований и преподавательской деятельности. В 1957 году защитил вторую кандидатскую диссертацию, на этот раз по базовой специальности. Ему была присвоена учёная степень кандидата химических наук и звание доцента. В этом же году Юрий Андреевич Жданов стал ректором Ростовского государственного университета (РГУ, ныне – ЮФУ) – одного из крупнейших вузов Российской Федерации.

Здесь, в Ростове, и свела судьба Юрия Жданова с Таисией Сергеевной, в 1957 году они познакомились на спектакле в театре юного зрителя (ТЮЗе) и вскоре, в следующем году, поженились. Причём, как вспоминает супруга, Юрий Андреевич с предложением долго не тянул, на одном из свиданий сразу предложил выйти за него замуж. Это было неожиданно, и Таисия Сергеевна даже немного растерялась, не знала, что ответить. Но потом, немного подумав, согласилась. Сразу же после свадьбы молодожёны, по настоянию Юрия Жданова, поехали на Домбай, который он очень любил, как и вообще – Кавказ. Они прожили в любви и согласии 48 лет. За всё это время, по словам супруги, Юрий Андреевич ни разу не повысил на неё голос. Сама Таисия Сергеевна – педагог. Работала преподавателем немецкого языка в РИНХе (сейчас РГЭУ), – совсем рядом с домом. Супругам несколько раз предлагали новую четырёхкомнатную квартиру, но они, подумав, отказывались. И не последнюю роль в этом играла близость старой квартиры к месту работы Таисии Сергеевны, да и привыкли уже здесь жить.

Жданов много трудился. Можно с уверенностью назвать его «трудоголиком».

– Вечером, перед сном ставил возле дивана в спальне стул и на него клал три книги, – вспоминает хозяйка. – Читал до двенадцати часов ночи. Утром я просыпаюсь, он мне говорит: «Всё готово. Прочитал». Причём он не просто читал, но и анализировал прочитанное, подчёркивал некоторые места, выписывал цитаты. У него всегда были под рукой цветные карандаши.

Читал Юрий Андреевич быстро, «наискосок», как выразился сын, Андрей Юрьевич… Юрий Жданов в совершенстве владел искусством скорочтения – поэтому за день успевал перелопатить массу литературы. Причём на многие художественные книги, которые дарили знакомые писатели, оставлял критические отклики, аналитические статьи. Особенно плодотворно сотрудничал, – крепко, искренне дружил с Михаилом Александровичем Шолоховым, Анатолием Вениаминовичем Калининым и Виталием Александровичем Закрутикиным. В библиотеке учёного много книг с их дарственными надписями.

Богато книжное наследие Юрия Жданова – целых шесть книжных шкафов, где каждая полка тесно заставлена томами. Все книги расставлены строго по тематическим разделам и Юрий Андреевич знал, где стоит каждая книга, мог в любую минуту найти нужную. Память у него была поистине феноменальная, она хранила массу различной информации. По словам Таисии Сергеевны, он мог пойти на любую встречу – особенно любил общаться с военными – и выступать экспромтом, без всякой подготовки, без конспектов и шпаргалок.

– Как же ты прочитаешь доклад, если заранее не готовился? – с тревогой спрашивала Таисия Сергеевна.

– А что я не смогу выступить на полтора часа? – с улыбкой, беззаботно отвечал Юрий Андреевич.

Он был очень интересным, высоко эрудированным собеседником, с ним можно было говорить на любую тему. Круг его интересов был очень широк, по словам супруги, почти в каждой научной сфере Жданов чувствовал себя профессионалом, разве что математиком бы не стал. Юрий Андреевич не только читал и анализировал чужие книги, но и писал свои, причём – разной тематики. Помимо научных трактатов, у него есть даже два сборника лирических стихотворений. Написал две песни на свои стихи, часто исполнял их на фортепиано. Оно стоит тут же, в левом углу зала, напротив телевизора. Юрий Андреевич играл на нём, сам подбирая по слуху мотив, специального музыкального образования у него не было. Воистину, богато одарённый человек талантлив во всём. Хозяйка извлекла из прочного, ещё советских времён, шкафа дубового дерева несколько книг Юрия Жданова: «Диалоги с природой», «О культуре», «Взгляд в прошлое», «Кавказские мотивы». В другой стопке – книги о нём. Доверительно сообщила, что о научной деятельности Юрия Андреевича пишут диссертации, одна аспирантка уже защитилась.

Юрий Андреевич самозабвенно любил природу, особенно горы, Кавказ. Писал о нём различные исследования и монографии, изучал культуру местных народов, историю, фольклор, религию. Любил проехать по Военно-грузинской дороге, посещал Северо-Кавказские республики, лично знал многих руководителей и учёных. Отсюда, вероятно, и такое пристрастие к горным минералам, изделия из которых всегда привозил в подарок жене из многочисленных поездок и командировок. Много разноцветных камней доставляли из геологических экспедиций коллеги по университету.

Особенно нравились Юрию Андреевичу Красная Поляна в Сочи, Домбай и Приэльбрусье. Перед поездкой в ту или иную республику скрупулёзно изучал краеведческую литературу – помогали знания, заложенные в багаж памяти ещё в школьные годы. В восьмом – десятом классах читал книги по философии, химии, другим наукам. Впоследствии привычка читать переросла в устойчивую потребность… По словам Таисии Сергеевны, сидя на многочисленных скучных, бесконечно длинных партийных совещаниях, Юрий Андреевич подбирал и записывал в блокноты, которые всегда носил с собой, синонимы и антонимы различных слов, а потом использовал эти наброски при написании очерков и книг о природе, стихов. У большого учёного всё шло в дело!

Юрий Жданов не просто читал книги, он кропотливо их штудировал, изучал, делая пометки, необходимые выписки. Хорошо знал труды Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, философию Канта, а Гегеля читал на немецком языке, которым владел в совершенстве.

Занятый делами, Юрий Андреевич никогда не болел, здоровье у него было отменное. Не любил ходить в поликлинику, у него даже не было истории болезни. До конца своей жизни Жданов не надевал очков, хотя у него были проблемы со зрением. Говорил: «Если надену очки, – больше их не сниму!» Точно так же не брал в руки палочку. На сетования супруги, что ему трудно ходить в таком возрасте, особенно подниматься по лестницам, убедительно отвечал: «Тая, не делай из меня инвалида». Он был человеком старой формации, мало обращал внимания на бытовые условия, не любил менять в квартире мебель и делать ремонты, как это принято сейчас. Диван, на котором спал учёный мирового уровня до конца своих дней, куплен аж в 1960 году. Ремонт в квартире не производился с семидесятых годов прошлого века. При жизни Юрия Андреевича в семье часто поднимался вопрос о капитальном ремонте, на что он неизменно отвечал: «Я не могу тратить жизнь на пустяки!» Ремонт сделали только после его смерти.

Жданов принципиально не пользовался мобильным телефоном. Был непритязателен в еде и одежде. Очень любил всевозможные салаты, молочный рисовый суп. Ходил всегда в неизменном коричневом костюме – этот цвет Юрию Андреевичу нравился больше всего. Аккуратный, в отглаженной белой рубашке и галстуке. Истинный интеллигент.

Юрий Андреевич был весь в работе, его постоянно одолевала жажда деятельности. Он шагал в ногу со временем, был в курсе всего нового, что появлялось в науке. В 1962 году профессор Жданов становится создателем первой в России кафедры химии природных соединений, одной из самых перспективных областей современной науки. В 1969 году он основал Северо-Кавказский научный центр Высшей школы, стал председателем совета.

По вечерам вместо беспечной прогулки предпочитал пройтись по книжным магазинам: любил заходить в «Глобус», «Пропагандист». Неизменно покупал книжные новинки по различным наукам. По воспоминаниям близких, Юрий Андреевич иной раз вставал ночью с постели и что-то торопливо записывал на листке, говорил супруге: «Мысль пришла!» Помимо основной работы – был президентом Донской академии наук юных исследователей, много времени отдавал общению с подрастающим поколением.

Примечательно, что, несмотря на партийность и высокие номенклатурные посты (являлся членом ЦК КПСС с 1952 по 1956 гг.), Юрий Андреевич был крещён. Здесь следует отметить, что его дед и прадед были священниками. Он интересовался различными религиозными учениями, конфессиями. Основательно изучил Библию, читал Коран, занимался исследованием гуманизма Ислама.

Жданов проработал ректором РГУ до 1988 года. С 1995 – главный редактор журнала «Научная мысль Кавказа». О заслугах учёного красноречиво свидетельствуют многочисленные награды. Таисия Сергеевна показала небольшую фотографию мужа, под стеклом в деревянной рамке: здесь он в чёрном пиджаке, который весь усыпан различными орденами и медалями. Юрий Андреевич надевал его только по большим праздникам, последний раз на 9 Мая за год до своей смерти.

Об этом скромном, культурном, глубоко порядочном, добром и отзывчивом человеке, посвятившем всю свою жизнь бескорыстному служению науке и людям, можно говорить и писать бесконечно. О Жданове не забывают бывшие коллеги по работе в РГУ, Северо-Кавказском научном центре Высшей школы, Донской академии наук юных исследователей. В 2014 году торжественно отметили 95-летие со дня рождения выдающегося учёного.

 

Павел Малов,

член Союза писателей России