+7(863)296-0-111

Чумичева Раиса Михайловна

Место работы: Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Школа № 7 имени Береста А.П.»
Должность: Директор

После окончания Ростовского областного педагогического училища Раису Чумичеву направили по распределению в Пермскую область. Нет, не в какую-нибудь городскую или сельскую школу учителем или воспитателем, а в поселок Колва, Ныробского района в исправительно-трудовую колонию учителем для особо опасных преступников.

– Поскольку там не было педагогов с педагогическим образованием, – поясняет Раиса Михайловна, – то меня направили заведующей детским садом и учителем в школу для заключенных, которые находились на особо опасном режиме. Кстати, именно там я впервые узнала, что есть такая категория людей, как заключенные.

Это сейчас доктор педагогических наук, профессор Раиса Михайловна Чумичева с улыбкой рассказывает, как она попала в «места не столь отдаленные». А тогда юная выпускница педучилища даже не знала, в какой организации ей предстоит работать. Сказали, что едет она в военный городок, а воспитывать придется детей тамошних офицеров.

1 августа 1967 года Раиса Чумичева прибыла к месту работы. В тот же день юный педагог стала свидетелем картины, которая потрясла ее до глубины души. По дороге, рядом с которой она стояла, двигались огромные колонны мужчин в черной полосатой робе, провожая ее звериным взглядом. До сих пор, вспоминая глаза этих мужчин, у Раисы Михайловны мурашки пробегают по коже. «Что это за люди?», – спросила тогда девушка сопровождавшего ее офицера. «Это зеки», – ответил тот. «А кто такие зеки?», – уточнила она. «Это заключенные», – пояснил офицер.

Вот когда выпускницу педучилища охватил ужас. А ведь ей тогда не исполнилось и 18 лет. Но девушка не пала духом.

– Для педагога характерен оптимизм, – продолжает профессор Р.М.Чумичева. – У нас его сформировали в педучилище. Я что тогда думала? Мол, я такой великий педагог, что, перевоспитывая осужденных, смогу изменить их жизнь к лучшему. Такой вот я была оптимисткой!

Детским садом руководила супруга начальника лагеря. Раиса Чумичева быстро нашла с ней общий язык. Выпускница педучилища согласилась поработать воспитателем, несмотря на то, что направили ее сюда заведующей дошкольным учреждением. А вечером Раиса Михайловна спешила в школу для заключенных, которая находилась на территории колонии.

– В школе мне поручили читать историю, географию и основы политических знаний, – вспоминает профессор Раиса Чумичева. – Два года я отработала и вернулась в Ростов-на-Дону.

Какой же опыт наша героиня приобрела в «местах не столь отдаленных»?

– В школе для заключенных не разрешалось говорить лишних слов, чтобы не стимулировать эту категорию людей к каким-то противоправным действиям, – поясняет Раиса Михайловна. – В общем, надо было контролировать свои действия, слова, с которыми ты обращаешься к аудитории, к этим гражданам.

Когда Раиса Чумичева, отработав два года, зашла попрощаться к замполиту лагеря, тот ей сказал: «Знаешь, Рая, кто у нас отработал два года, тому уже ничего не страшно в жизни». В справедливости этих слов Раиса Михайловна не раз убеждалась. Закалка, полученная в начале самостоятельной педагогической деятельности, до сих пор помогает ей держать удар.

Вернувшись в Ростов-на-Дону, Раиса Чумичева устроилась воспитателем в ведомственный детский сад №123 Кожевенного завода, в котором проработала 11 лет. Как человек, переполненный оптимизмом, она, безусловно, хотела достичь выдающихся результатов на ниве дошкольного образования. Понимая, что с тем небольшим педагогическим багажом, что имелся у нее за плечами, далеко не уедешь, Раиса Михайловна начала продумывать собственную педагогическую концепцию, сделав упор на эстетическое развитие малышей.

Спустя годы, Р.М. Чумичева издаст в Москве книгу «Дошкольникам о живописи». В ней автор на конкретных примерах покажет, как жанровая живопись способствует эстетическому воспитанию детей, как картины художников формируют у дошкольников способность понимать, чувствовать и эмоционально откликаться на произведения изобразительного искусства. В книге Раиса Михайловна, основываясь на собственном опыте, приводит оригинальную систему методов и приемов ознакомления детей с жанровой живописью.

Цитата из книги: «С помощью живописи развивают мыслительную деятельность старших дошкольников: умение делать обобщение на основе анализа, сравнивать и объяснять, развивать внутреннюю речь. Почему важно развивать внутреннюю речь? Она помогает ребенку спланировать и высказать свои суждения, соотнести умозаключения, возникшие в результате восприятия замысла художника. Внутренняя речь, кроме того, способствует проявлению собственных интеллектуальных и эмоциональных ассоциаций, как бы закладывает первоначальные основы творческого восприятия искусства».

Где же почерпнула эти знания Раиса Чумичева – тогда еще совсем юный педагог?

– Я водила детей в мастерские художников, – делится мыслями профессор Раиса Чумичева. – И у меня накопился хороший опыт эстетического воспитания.

В 1973 году Раиса Михайловна поступает на подготовительные курсы Ростовского государственного педагогического института. С 1974-го по 1979 год она учится на заочном отделении факультета дошкольной педагогики РГПИ, продолжая работать воспитателем детского сада. В 1979 году, после окончания института, Раисе Чумичевой предлагают должность ассистента на кафедре дошкольной педагогики, где она под руководством Светланы Васильевны Петериной (завкафедры) и Лины Владимировны Компанцевой (декан факультета) осваивает профессию преподавателя и занимается научно-исследовательской деятельностью со студентами.

Становление начинающего специалиста (имевшего, правда, уже за плечами опыт работы с детьми) прошло успешно. И вот Раиса Чумичева уже преподаватель кафедры дошкольной педагогики.

– Хорошо помню свои первые лекции, – с улыбкой рассказывает профессор Р.М. Чумичева. – Очень волновалась. И не только от ответственности, которая лежит, наверное, на любом преподавателе. Я понимала, что содержание предмета, о котором читала лекции, нужно сделать интересным. Поэтому все время думала, как преподнести материал, чтобы он был интересным.

И наша героиня начала поиск новых технологий преподавания.

– Я понимала, что педагогика не «размытая» наука, а наука, раскрывающая конкретные педагогические действия (технологии), – размышляет Раиса Михайловна, – за каждым педагогическим определением стоят не просто слова, а прежде всего методы-действия. Поэтому педагогов надо готовить так, чтобы они понимали, что делают и как управляют своими действиями по отношению к ребенку.

Через два года Раису Михайловну направили в Московский государственный педагогический институт им. В.И Ленина в аспирантуру, где, собственно, и зародился ее путь в науку. Здесь педагог вплотную занялась кандидатской диссертацией. Тема ее научной работы была связана с социальной живописью. Наработки, сделанные еще в бытность воспитателем детского сада, она усилила результатами эксперимента, проведенного в стенах Третьяковской галереи. Кандидатскую диссертацию Раиса Чумичева защитила в 1985 году под руководством кандидата педагогических наук Н.Б. Халезовой. А через десять лет она стала доктором педагогических наук.

Над докторской диссертацией «Взаимодействие искусств в развитии личности старшего дошкольника» наша героиня трудилась без научного руководителя и научного консультанта. Действовала, что называется, на свой страх и риск. Защищалась не в Москве, а в Ростове-на-Дону, в государственном педагогическом университете, – к тому времени в вузе были открыты свои диссертационные советы. 

– Между прочим, мне предлагали защищать докторскую диссертацию в Москве в институте культуры, – неожиданно призналась профессор Р.М. Чумичева. – Я там консультировалась, и меня хорошо знали. Приняла бы такое предложение, может, оставили бы работать в Москве, и тогда карьера выстроилась бы по-другому. Но я отказалась: здесь мне было куда интереснее работать…

Сидим с профессором Р.М. Чумичевой в ее небольшом кабинете на кафедре дошкольного образования Академии психологии и педагогики ЮФУ и ведем беседу о секретах успешной работы педагогов.

– Когда я начинала строить свою деятельность воспитателем детского сада, – рассказывает Раиса Михайловна, – у меня была четкая установка о том, что взрослые – родители, педагоги – могут определить и помочь ребенку стать на ноги. И вот это «помочь и сопровождать» должно стать доминантой в работе воспитателя. Это – первое. И второе: сегодня есть исследования, которые говорят о том, что кора головного мозга человека, наши нейронные связи хранят информацию и модели поведения предков, «матрицу долговременной материнской памяти» (Н. Бехтерева). И получается, что ребенок, по мере развития, как бы разворачивает вот эти модели поведения. Ведь не случайно, скажем, дети, зависимых родителей, часто имеют сами зависимость (табакокурение, алкоголизм, наркомания, социальные зависимости и др.). Почему это происходит? С одной стороны, миллиарды клеток в коре головного мозга ребенка сохраняют модели поведения его предков, а с другой – создают новые нейронные связи, отражающие новые модели поведения. Новые модели поведения поддерживаются и развиваются, конечно, папой и мамой ребенка, его дедушками и бабушками, которые еще живы, а также педагогами, если они умелые.

– Прежде всего, нужно понять, что хочет и что может ребенок, – продолжает Раиса Михайловна. – И вот, зная это, родители или воспитатель детского сада не будут требовать от ребенка того, что ему не под силу сейчас (ведь малыш только осваивает жизнь, только приобретает опыт), но будут создавать ситуации в «зоне ближайшего развития» (Л.С. Выготский).

– Детская память, – развивает мысль профессор Чумичева, – это память эмоциональная, и она, прежде всего, хранит эмоции. Наши боли и наши успехи – это эмоции, которые были актуализированы. Кем? Папой, мамой, педагогом.

Моя собеседница привела пример из собственного детства. На утреннике, посвященном празднованию Нового года, Рая Чумичева вела себя активно и весело, что, видимо, не понравилось воспитательнице. Она жестко схватила девочку за руку и поставила в угол. 

– И я весь утренник смотрела на этот хоровод со стороны, – признается Раиса Михайловна. – Все веселились, а я смотрела. И вот эта эмоция – болевое ощущение и то, что мне не дали поиграть, выразить себя – хранится в памяти до сих пор. И, уже работая воспитательницей, я никогда не прикасалась к ребенку рукой – были только «обнимашки», передающие ему мои радостные и положительные эмоции. Во всех других случаях свои отрицательные эмоции я оставляла за порогом дошкольного учреждения и шла туда только для работы с радостью. И вот это «включение» и «выключение» эмоций, когда ты с ребенком, для родителей очень важно. А что сегодня характерно для многих родителей? «Зарядившись» отрицательными эмоциями (семейные ссоры, неприятности на работе, кто-то на улице или в транспорте не так посмотрел), родители свое недовольство начинают вымещать на ребенке: «Что ты тут ползаешь?», «Замолчи, ты мне мешаешь!» и т.д. и т.п.

А теперь делайте выводы. Ребенок к первому году жизни начинает говорить. Причем, он должен обладать словарным запасом в 200 слов – это неоспоримый факт, доказанный наукой. Однако наши дети к этому, увы, не готовы. Почему? А все потому же: «Не говори!», «Молчи!», «Ты мне мешаешь!». С другой стороны, на беременную женщину идет жесткий прессинг (социальный, эмоциональный, физический и т.п.) во время перинатального периода развития ребенка, когда она вынашивает ребенка. Поэтому многие дети рождаются с дефектами. Да, у нас развивается инклюзивное образование, совершенствуется коррекционная педагогика, дефектология. Все это хорошо. Но вот прогноз академика Евгения Александровича Ямбурга: «Лет через 15-20 уже психологи в школе будут не нужны – главной фигурой станет дефектолог». Это страшно. Когда же мы, наконец, осознаем, что родителями, как говортся, не рождаются, этому надо учиться, семью нужно планировать, а будущих мам учить вынашивать ребенка.

Между тем проблемы ответственного родительства и планирования семьи, по словам профессора Чумичевой, необходимо решать уже на уровне школы. Почему? Не только потому, что каждый обучающийся должен быть здоров, но чтобы последующее поколение, родившееся от него, тоже было здоровым. А когда девушка и юноша не задумываются о «плодах» своей любви, – это плохо. На свет появляется незапланированный ребенок, а значит, нежеланный.

– Но если ты планируешь ребенка, – рассуждает Раиса Михайловна, – тогда твоя сексуальная жизнь, твои отношения с мужчиной должны приобретать совершенно другой нравственный и социальный смысл. Но об этом сегодня в школе почему-то не говорят – стесняются. Конечно, нельзя переходить грани, но в контексте нравственности, духовности об этом надо говорить со старшеклассниками, иначе эту «науку» они будут постигать в других источниках. Когда молодые люди вступают в брак, то должны понимать меру ответственности за будущего ребенка…

Профессорско-преподавательская деятельность доктора педагогических наук Р.М. Чумичевой сложна и многогранна. Тот колоссальный опыт, который она приобрела за многие годы работы, помогает ей сегодня быть флагманом кафедра дошкольного образования родного вуза.

По словам Раисы Михайловны, в Южном федеральном университете создана новая модель управления и подготовки кадров. Она заключается в том, что профессор может участвовать в конкурсе и выиграть образовательную программу. Профессор Чумичева сумела победить в целом ряде конкурсов. Сегодня она, например, является руководителем магистерской программы «Дошкольная семейная педагогика и психология». Кроме того, она выиграла две аспирантские образовательные программы. В одной группе у нее занимаются аспиранты первого года обучения, в другой – второго.

– На программах у нас занимаются по 25 человек, – поясняет Раиса Михайловна. – Таким образом, под моим руководством 75 человек: 25 магистров, и 50 аспирантов на двух аспирантских программах.

Впрочем, и сама Раиса Михайловна Чумичева реализует на кафедре два вида деятельности. Как профессор, она ведет преподавательскую работу, как доктор наук – научно-исследовательскую деятельность. Объем работы – колоссальный. Что же помогает ей держаться на плаву?

– Безусловно, многого я достигла благодаря оптимизму, – считает она. – Оптимизм сформировал у меня глубинные мотивы, которые стимулируют к научному и преподавательскому поиску, покорению новых вершин в науке и жизни. А если у человека нет таких глубинных мотивов, то он не сможет удержаться ни в любви, ни в семье, ни в профессии. Вот этот мощный глубинный мотив, который помог мне осознать свою миссию и значимость, и удерживает меня на плаву. Мой девиз: «Дорогу осилит идущий!».

К этим словам добавить нечего.

 

Николай Асташин

Редакция 2019 года