+7(863)296-0-111

Русаков Вадим Иванович

Место работы:
Должность:

«Моя цель – разумные и радикальные преобразования в медицине»

Вадим Иванович Русаков -замечательный российский ученый. Доктор медицинских наук, профессор, академик медико-технической академии, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, почетный член Польского урологического общества. А еще – автор 28 изобретений и около 500 научных работ, в числе которых фундаментальное трехтомное руководство «Основы частной хирургии». Русаков первым в стране разработал метод предотвращения мочевой инфильтрации в послеоперационном периоде и изготовил вакуум-аппарат для мочевого пузыря. Его новаторские решения по лечению больных со стриктурой уретры, внедренные в медицинскую практику, позволили вернуть здоровье, наверное, десяткам тысяч отчаявшихся больных.

Он родился 16 декабря 1926 года в маленьком селе Калачеве, находившемся в 12 километрах от города Иваново. Это сказочно красивый уголок России, поражавший осенью буйством цветов и красок. Потом в поисках лучшей доли семья переехала в областной центр. Построили довольно большой дом с передней комнатой, прихожей и кухней. Вадиму он запомнился тем, что появилось место, где большая семья могла собираться на праздники. В Калачеве, в их тесном бревенчатом домике, сделать это было невозможно. «Жили трудновато, - вспоминал Русаков, - но голодными не были. Мама и дедушка работали ткачами, а папа заведовал отделом кадров меланжевого комбината. Жизнь омрачалась лишь тяжелой болезнью отца. У него что-то было с сердцем. Он, задыхаясь, со стоном входил после работы в прихожую, прижимался грудью к теплой стене большой русской печи и так стоял долго, пока не утихали боли».

Увы, но в то время медицина пасовала перед многими болезнями. Не смогла она помочь и отцу Вадима Ивановича, который умер в мае 1936 года в возрасте 33 лет. По словам матери, у отца был порок сердца. Лечить его тогда не умели.

Позднее Русаков не раз вспоминал, как было трудно смириться с утратой. Однако она не натолкнула его на мысль стать врачом. Вадим мечтал об авиации. И даже сделал шаг навстречу мечте, поступив после седьмого класса в специальную школу ВВС. Казалось бы, еще немного и он станет летчиком. Не стал. Через полтора года попал в уличную аварию. Лечили много месяцев. Из спецшколы отчислили.

Поступить в медицинский институт посоветовал мамин брат - врач, приехавший на несколько дней в гости. К совету, хоть и не сразу, прислушался. В итоге профессия, которую поначалу считал чисто женской, стала делом жизни.

Он легко сдал экзамены в Ивановский медицинский институт и вскоре, начав учиться, с удивлением обнаружил, что медицина увлекла его, как течение большой реки. Она захватила его, подчинив все мысли и желания. Учился с полной отдачей, самозабвенно, однако после первого курса, который окончил с отличием, по семейным обстоятельствам был вынужден переехать в полуразрушенный войной Ростов-на-Дону. Учебу продолжил здесь, в ростовском мединституте.

Желание стать хирургом появилось на третьем курсе после лекции по хирургии, которую артистически прочитал профессор Григорий Сергеевич Ивахненко. И чем больше Вадим узнавал этого полнеющего обаятельного человека, тем больше проникался к нему уважением. В итоге Григорий Сергеевич стал для него образцом ученого и хирурга.

Институт Русаков окончил в 1949 году. Оставляли в ординатуре, но он отказался. Хотелось оперировать, набираться опыта, а ординаторы оперировали мало. Поехал в Бийск. Именно в этом городе на Алтае и началась настоящая работа хирурга Русакова. За год сделал около четырехсот операций, среди которых уже были резекции кишки и желудка. Там же увлекся исследовательской работой.

Внучка Русакова Галина Москаленко, находившаяся рядом с ученым в разные годы жизни, говорит, что Вадим Иванович был легок на подъем. Больше всего на свете интересовался наукой. И если где-то предлагали работу с новыми возможностями, обязательно соглашался. Так переехал в Новосибирск, а потом и в Ростов-на-Дону. Последнее случилось в январе 1954 года. Был Русаков уже кандидатом медицинских наук, готовился писать докторскую диссертацию.

Чем больше узнаешь этапы жизненного пути этого неординарного человека, тем больше проникаешься к нему уважением. Трудоголик, считающий работу лучшим отдыхом. Целеустремленный ученый, разрабатывающий новые методы проведения операций и расширяющий представления о возможностях медицины. Честный человек, открыто выступающий против формализма и несправедливости.  

Жизнь профессора Русакова, по признанию знавших его людей, была постоянной борьбой с косностью и устоявшимися представлениями, тормозившими развитие медицинской науки. Она била и плющила его, как тяжелый пресс кусок металла. И все же он выстоял, научившись находить такие нестандартные решения проблем, что частенько ставил в неловкое положение своих оппонентов и недоброжелателей. Так было, в частности, во время защиты докторской диссертации, которую Русаков защитил в 31 год, и позднее, когда дело касалось внедрения новых методик лечения больных и открытия в Ростове-на-Дону научно-исследовательского института клинической и теоретической хирургии.

Вадим Иванович был критичен ко всему, что происходило в отечественной хирургии. В своей книге «Из жизни хирурга» он признавал, что в текущем столетии хирургия добилась огромных успехов. Она практически достигла вершин технических возможностей. Стали явью сложнейшие органосохраняющие, реконструктивные и пластические операции, а также пересадка почек, печени и сердца. Однако, отдавая должное успехам, Русаков с болью говорил о промахах и серьезных проблемах. О том, что им мало уделяют внимания, анализируют робко, поверхностно. А ведь некоторые цифры и факты по-настоящему тревожат. Например, в результатах лечения часто встречающихся болезней, несмотря на повышение технической оснащенности больниц, больших сдвигов нет. Врачи по-прежнему беспомощны в борьбе с хирургической инфекцией. Сульфаниламидные препараты и антибиотики, в которых видели панацею, не оправдали надежд.  Выяснилось, что приносят они не только пользу, но и вред, снижая естественные биологические механизмы защиты больного.

Или вот: за последние 20 лет приостановилось снижение летальности больных с острой кишечной непроходимостью. В пределах 7-10% колеблется она много лет при остром холецистите. Нет заметной тенденции к снижению смертности и у больных аппендицитом. Научно-технический прогресс в медицине, по мнению ученого, явно не учитывал чего-то важного, что могло бы помочь в разрешении сложнейших практических задач.

Осмысливая открывшуюся картину, Русаков был встревожен и пытался найти причины топтания на месте. Их, скорее всего, немало, но он выделил две – недостаточное внимание изучению естественных защитных реакций организма, от состояния которых зависит возникновение, течение и исход почти всех болезней, в том числе и успех борьбы с хирургической инфекцией; отсутствие постоянного действенного контакта между теоретиками различных специальностей и практическими хирургами. Последнее, как он считал, было обусловлено не совсем гармоничным развитием медицинской науки, даже сейчас раздробленной на множество теоретических и практических разделов, работающих почти при полной изоляции друг от друга.

Следить за творческой мыслью ученого по статьям и книгам необычайно интересно. Его идеи захватывают, заставляют думать. Великий человек, сумевший раздвинуть границы возможного. И ведь многое из того, на что он обратил внимание, к чему советовал присмотреться или от чего остерегал – актуально и сегодня.

Ушел из жизни Вадим Иванович 2 ноября 2015 года, немного не дожив до своего восьмидесяти девятилетия. В одной из книг, осмысливая пройденный путь, он написал ради чего работал и жил: «В чем моя цель?.. Конечно, не в премиях и в звании академика. Моя цель – разумные и радикальные преобразования в медицине и хирургии, полное освобождение загаженного храма науки от торжествующей серости и, конечно, обеспечение каждому больному самого совершенного и успешного лечения с минимальными нагрузками на его организм. Конечно, сейчас эта цель недостижима. Но это не повод для уныния и прекращения борьбы. Кто-то же должен писать и говорить об этом? А это – борьба».

Вадим Иванович Русаков стремился к своей цели до последних дней жизни. И когда оперировал больных, и когда писал статьи и книги. Да, он не достиг всего, чего хотел, но в том, что многое в медицине изменилось к лучшему, есть и его заслуга. След на Земле он оставил весьма заметный, став для многих примером мужества, мастерства и человеколюбия. А дело, начатое им, продолжают ученики. Профессор Русаков подготовил 9 докторов и 55 кандидатов медицинских наук. Многие из них стали известными врачами и учеными, заведуют кафедрами и клиниками. И каждый раз, когда их просят рассказать о достигнутых успехах, они обязательно вспоминают Вадима Ивановича Русакова. Учителя, который научил «смотреть за горизонт».

 

Александр Агафонов.