+7(928)296-0-111

Абоян Игорь Артёмович

Место работы: МБУЗ КДЦ "Здоровье"
Должность: Главный врач

Огранка личности

Мыслить о будущем, видеть жизнь дальше сегодняшних профессиональных рамок – свойство неординарных людей. Им мало того, что посылает судьба. Им важно попробовать заглянуть за горизонт. Туда, куда жизнь приведет завтра или послезавтра. А для этого надо расти самому. Развиваться. Много читать и мечтать.  Об этом подумал, когда познакомился с Игорем Артемовичем Абояном. Всю жизнь он старается развивать свои способности. Поэтому, наверное, и достиг немалых высот. Главный врач современного клинико-диагностического центра «Здоровье», доктор медицинских наук, Почетный гражданин города Ростова-на-Дону. И хотя перечень его достижений внушителен, Абоян все еще не доволен собой: «Года бегут, а нереализованных задумок по-прежнему много, – говорит с грустью. -Успею ли довести их до ума?»

Большие у Игоря Артемовича планы. Причем, понимает, что через год или два задач меньше не станет. Ведь нет предела совершенству, а процесс развития, как и Вселенная - бесконечен.

Выбор пути

Мы сидим в уютном служебном кабинете Абояна. В нем светло и просторно. Тихо играет музыка. Игорю Артемовичу она помогает настроиться на разговор. Все-таки не часто приходится рассказывать о себе, охватывая мысленно всю прожитую жизнь. Чего в ней было больше: потерь или приобретений? Радости или печали? Наконец, был ли предопределен его путь в медицину? Абоян слегка прикрывает глаза, словно всматривается в какие-то картины, всплывающие в памяти. Потом, улыбнувшись, начинает рассказ.

- Я родился в Ростове-на-Дону 30 июня 1960 года. Поздний ребенок. Отцу к тому времени исполнилось 45 лет, а мама была на десять лет моложе. Отец – Артем Иванович Абоян – чистокровный армянин. Мама – Галина Георгиевна Одинцова – донская казачка. Но разница в культуре и привычках не мешала им ладить и придерживаться единых взглядов на воспитание меня и моей старшей сестры. Выросли мы в любви и строгости.

Жили в многоквартирном доме на улице Ленина. Если ехать на автобусе, - поясняет, - то надо выходить на остановке «Автомобильный переулок». Сейчас это едва ли не центр города, а тогда сразу за домом начинался лесок, за которым виднелась какая-то деревня.

Рассказывает Абоян весело, с юмором. Чувствуется, что воспоминания о детстве доставляют удовольствие. И про то, как становился в квартире на подоконник, чтобы получше разглядеть деревню за лесом. И про то, как ездил с бабушкой к маме на работу. И про то, как радовался, когда со службы приходил отец. Он был подполковником, военкомом Андреевского района.

Когда Игорь Артемович сказал об этом, он сделал короткую паузу и пытливо посмотрел на меня. Мол, почему не возражаешь, журналист? Ведь нет сейчас в Ростове-на-Дону такого района. И я действительно его переспросил:

- Андреевского?

Абоян улыбнулся:

– Да, Андреевского. Я не оговорился. Был тогда такой район между Кировским и Ленинским районами. Правда, сегодня об этом знают лишь краеведы и старожилы.

Потом отец Игоря Артемовича уволился в запас, окончил торговый институт и стал продвигаться вверх по партийной линии. А мама по-прежнему работала в медицинском институте на кафедре общей хирургии. Обучала студентов, делала операции в институтской больнице. А по ночам нередко дежурила в отделении. Хирургов тогда катастрофически не хватало. И приходилось работать за двоих.

Через несколько лет отцу Абояна выделили квартиру в центре города. Игорь подрос, пошел учиться в специализированную школу №36 с углубленным изучением иностранных языков.

Затем был еще один переезд в дом, где жили преподаватели медицинского института. И именно тот старый дом, который еще до войны построили для себя переехавшие в Ростов-на-Дону профессора Варшавского университета, ассоциируется теперь у Игоря Артемовича с детством.

- Это был особенный дом, - рассказывает Абоян. – В нем жила одна из дочерей фабриканта Асмолова, основателя и первого владельца табачной фабрики. Она говорила на нескольких языках и угощала меня конфетами. В нем жили профессора Захар Иванович Карташов, Николай Иванович Напалков. Я бывал в тех квартирах, стены которых помнят этих удивительных людей, стоявших у истоков донской медицины. Тогда всех жителей дома связывала какая-то удивительно радушная атмосфера. Чувствовалось взаимное уважение, интеллигентность. И это ощущение сохранилось во мне. Стараюсь теперь быть похожим на тех старых профессоров. Во всяком случае, в том, что касается отношения к людям.

- Значит, жизнь в том особенном доме и предопределила ваш путь в медицину? – уточняю у Абояна.

Качает отрицательно головой.

- Вовсе нет. В детстве мне нравилось изучать иностранные языки. Английский вот совершенствую до сих пор. А еще хотел пойти по стопам отца и поступить в торговый институт. Но отец, а он был человеком жестким, узнав о моих планах, сказал: «Никакой торговли. Будешь врачом. И больше к этой теме мы не возвращаемся». Вот так. И я стал врачом.

Смотрю на смеющегося Абояна и понимаю, что на самом деле процесс выбора профессии не был столь однозначен. Вряд ли бы он подчинился родительской воле, если бы понимал, что его дело не людей лечить, а строить мосты или самолеты, водить корабли или поезда. У Игоря Артемовича, как мне сказали коллеги, твердый характер. Он умеет настоять на своем, убедить, принять удар на себя. Так что выбор жизненного пути наверняка остался за ним.

Сделай себя сам!

Впрочем, в школе выдающихся талантов Игорь Абоян не проявил. Учился средне, хотя и без троек.

- Не понимал, - поясняет, - зачем корпеть над учебниками, если можно погонять с ребятами мяч или сходить в кино. Тем более, что Бог меня памятью не обидел. Многое запоминал на уроках.

И только английский язык изучал упорно. Как в школе, так и дома.

- Здесь ведь одной логики мало, - поясняет. – Слова знать надо. Произносить их правильно. А то получится как в фильме «Парень из нашего города». Помните, там наш танкист, которого играл Николай Крючков, в одной из сцен говорил по-французски с ужасным рязанским акцентом. А мне хочется овладеть языком так, чтобы даже с англичанами разговаривать чисто, без акцента.

Потом, когда уже поступил в медицинский институт, Абоян словно прозрел. Понял, что без широкого круга знаний хорошим врачом не станешь. А плохим он быть не хотел. Мама бы этого не пережила.

Именно тогда, на первом курсе медицинского института, он всерьез занялся собой. Начал с самого простого – составления распорядка дня. Постарался найти баланс между учебой и развлечениями. И тут с грустью обнаружил, что времени на отдых почти не остается. Но Абоян не был бы Абояном, если бы отступил. «Раз надо, значит надо», - решил он и кардинально изменил отношение к учебе. Именно с этого момента четверки в его студенческой зачетной книжке стали редкостью. Игорь Артемович вдруг обнаружил, что медицинская наука может быть интересной. Даже латынь, если подойти к ней творчески. Например, представив себя средневековым врачом, постепенно познающим строение человека и вынужденно дающим названия различным органам, костям и мышцам. Это право первого. Захватывающее право, использование которого у Абояна-ученого вошло в привычку. Он владеет уже тридцатью пятью патентами на изобретения, а количество его научных работ приближается к четырехзначной цифре.   

- Вот так, - подытоживает рассказ Игорь Артемович, - когда поступил в институт, то был одним из многих, а вот окончил его в пятерке лучших.

Что ж, диплом, профессия – это конечно важно. Но еще важнее поверить в себя, научиться ставить перед собой амбициозные цели и их добиваться. Абоян усвоил эту науку в совершенстве. Он быстро стал на крыло и начал подниматься ввысь. Но если кто-то решит, что был этот подъем легким и приятным, то он ошибется. Шторма и ветры сильно потрепали Игоря Артемовича на пути к цели – стать одним из лучших в стране урологов. Причем, они настигали его даже там, где атмосфера казалось спокойной и приятной.

Если упал – вставай и иди дальше!

Окончив клиническую ординатуру при Ростовском мединституте, Абоян возглавил урологическое отделение медсанчасти завода «Ростсельмаш».

Принимал больных, занимался наукой. Жизнь была интересной и насыщенной. И вот, когда вроде бы никаких серьезных туч на жизненном небосклоне не наблюдалось, все рухнуло. У главного врача медсанчасти Константина Ивановича Сулимы возник конфликт с его научным руководителем. Да такой, что копья ломались со страшной силой, а щепки летели на большие расстояния. Нужно было становиться на чью-то сторону. Делать это Игорь Артемович не захотел и вынужден был уйти на улицу, в никуда.

- Положение хуже некуда, - вспоминает Абоян. - Я, молодой парень, хирург, кандидат медицинских наук, который, как говорили, подавал надежды, оказался ростовской медицине не нужен. В больницах и поликлиниках, куда обращался по поводу трудоустройства, вакансий не было. Менять же профессию не хотел.

Помогло то, что в годы работы заведующим урологическим отделением Игорь Артемович консультировал руководство объединения «Ростовстрой», в медсанчасти которого работала его жена Марина. Взяли туда урологом. Конечно, это было не то, к чему стремился, но делать нечего, пришлось идти рядовым врачом на амбулаторный прием больных.

Между тем события в стране разворачивались стремительно. Перестройка. Референдум. Развал Советского Союза. Все привычное и казавшееся жизнестойким затрещало по швам. Развалилась и медсанчасть «Ростовстроя». Причем, случилось это не из-за чьих-то происков со стороны, а благодаря усилиям одной женщины - ее главного врача.  На обломках старого она создала два лечебных учреждения – поликлинику «Строитель» и медицинский центр «Здоровье». Сама развалила, сама создала и названия тоже придумала сама. Все это происходило в девятиэтажном здании на Доломановском, 70/6.

- Я в тот период уже вновь заведовал урологическим отделением, - рассказывает Абоян. - И неожиданно для себя оказался с коллегами в неприятной роли статистов. Фактически нашу судьбу определили без нас, зачислив в штат центра «Здоровье», чьи роль и статус были не понятны. А туда к этому моменту пришло трудиться все мое бывшее отделение, вся моя команда увлеченных профессией хирургов, урологов, медсестер. Алахвердов и Алахвердова, Санамян… Надеялись на продуктивную работу, воплощение в жизнь задумок, которые вынашивали еще в медсанчасти «Ростсельмаша». И вдруг – остановка, полная неизвестность впереди. Что делать?

Начали осуществлять коммерческие проекты. Организовали хозрасчетные кабинеты по лечению больных, страдающих простатитом. Это был мой профессиональный конек. Занимался проблемой еще будучи молодым врачом, а потом и кандидатскую диссертацию на эту тему защитил.

К нам пошли люди, настоящий поток. Все мои бывшие пациенты из медсанчасти «Ростсельмаша» перешли. И мы начали зарабатывать. Сначала в Ростове. Потом появилась возможность работать на выездах. Ездили на заводы и фабрики, в колхозы. Куда угодно! Ростовская область, Краснодарский край. Выполняли обследования, консультировали. И это давало неплохой доход. Однако большую часть средств направляли не на зарплаты, а на ремонт здания. У нас была мечта – создать диагностический центр, в котором бы хотелось и лечить больных, и заниматься наукой.

Абоян замолчал, задумался. На высоком лбу четче обозначились морщинки. Трудное время. В душе многих оно оставило зарубки. Но самое печальное то, что в годы испытаний количество больных не уменьшается, а растет. Люди вынуждены экономить на всем, откладывая средства на лекарства. И чем хуже человек себя чувствует, тем больше денег тратит на уколы и таблетки, нередко самостоятельно назначая себе лечение.

Глупость? Без сомнения. Но так происходит даже сегодня! Нехватка специалистов в поликлиниках и больницах регионов стала хронической. Да и сама бесплатная медицинская помощь в некоторых районах России теперь менее доступна, чем еще тридцать лет назад. Такие вот промахи обозначились в реформе здравоохранения.

Есть проблемы и в медицинском обслуживании населения крупных городов. Самая неприятная – ошибочные диагнозы, которые подчас ставят врачи. Как относиться простым людям к этим ошибкам, понимая, что в какой-то момент пострадать от них можешь ты сам? Как к непростительной халатности или как к арифметической погрешности, неизбежно возникающей даже при стремлении к идеалу?

- К сожалению, ошибки пока неизбежны, - поясняет Абоян. – Но уменьшить их можно, усовершенствовав процесс диагностики. Ведь как он идет сегодня в большинстве поликлиник? По старинке. Где-то из-за отсутствия необходимого оборудования, где-то из-за нехватки врачей.  Вот поэтому-то мы с коллегами и решили создать в Ростове-на-Дону диагностический центр XXI века. Ведь это логично: сначала правильно установить причину заболевания, а уж потом лечить.

Усилиями всего коллектива, испытывая острую нужду в деньгах на личные нужды, Игорь Артемович с единомышленниками сделали в занимаемом ими здании великолепный ремонт. Оборудовали современной мебелью и аппаратурой операционные, лечебные кабинеты, палаты для больных. Причем сделали все так красиво, что в Ростове в тот момент ничего подобного не было. Ни в больницах, ни в поликлиниках. На это ушло почти два года. А когда все было готово, Абоян пригласил в Центр «Здоровье» Игоря Олеговича Пакуса, работавшего тогда начальником управления здравоохранения города. Центру важно было получить бюджетное финансирование. А для этого требовалось попасть в номенклатуру здравоохранения города. Выжить самостоятельно в то время Абоян и коллеги не могли

До того дня решать какие-либо деловые вопросы с Пакусом Игорю Артемовичу не приходилось. Абоян слышал, что начальник управления – человек строгий, требовательный. Его нелегко в чем-то убедить. Волновался, продумал, как действовать и что говорить. И в расчетах своих не ошибся.

Начал с того, что изложил свой жизненный путь, рассказал про труд коллектива, показал отремонтированное здание. Пакус, обойдя центр, был шокирован. Великолепные кабинеты, современное оборудование. Такого в одном месте он еще не видел. С Абояном они просидели в его кабинете пять часов. И именно во время той встречи судьба Игоря Артемовича изменилась.  

Буквально через день Пакус доложил о здании и коллективе Алле Михайловне Васильевой, которая была заместителем главы администрации Ростова-на-Дону и курировала здравоохранение. Она, в свою очередь сообщила об удивительном медицинском центре главе города Борису Юрьевичу Погребщикову.  Он приехал дня через четыре после памятной встречи Абояна с Пакусом. Осмотрев центр, пришел в восторг от увиденного и сказал, что конечно же, центр «Здоровье» надо срочно включать в номенклатуру медучреждений и обеспечивать бюджетным финансированием. «Борис Юрьевич понимал, - рассказывает Абоян, - что мы не только поднимали медицинское обслуживание ростовчан на новый уровень, но и становились своего рода лицом медицины города. А это важно было в моральном плане. Тогда в Ростове-на-Дону не так уж и много случалось позитивных событий».

Вот так решилась судьба клинико-диагностического центра «Здоровье». Вскоре он стал бюджетным медицинским диагностическим учреждением, а Абоян сдал в управление здравоохранения трудовую книжку и получил статус главного врача.

С этого момента все стало развиваться еще стремительнее. Творческая энергия коллектива била ключом. Игорь Артемович, как и многие его коллеги, инициировал новации, разрабатывал новые медицинские технологии, стремился к их внедрению. Игорь Олегович Пакус на каких-то этапах даже сдерживал Абояна. «Я ведь был молодой, совершенно неопытный администратор, - качает Абоян головой, - а он знал, где можно взять напором, а где лучше притормозить, выждать удобный момент и действовать наверняка».

Возник вопрос и со специализацией. В то время никто не знал, что такое диагностические центры, где их место. Никаких приказов об этом не было, хотя даже в СССР диагностические центры существовали. Все шло по наитию. «Мы прошли этап структурного строительства абсолютно аналогичный тому, что прошли подобные центры на любой другой территории, - вспоминает Абоян. -  Выполняли те же функции, создавали те же структуры, отделы. Ведь в чем главное отличие диагностического центра от других лечебных учреждений? Они объединили в себе возможности поликлиники и больницы. Сначала мы проводим углубленное медицинское обследование, ставим точный диагноз и начинаем лечить. Аналогичная структура диагностических центров успешно функционирует за рубежом. Наша структура разрабатывалась при активном участии Игоря Олеговича Пакуса. В рамках ее появились новые очаги обследования. Например, центр лучевой диагностики. То есть вы пришли в районную поликлинику, вам надо сделать рентген. Сделали. Ничего не видно. Надо делать компьютерную томографию. «Идите, - говорят вам, - в другой конец города. Становитесь там в очередь и делайте КТ». Сделали. Да нет, не годится. Надо МРТ. Идите опять в другой конец города. Вновь становитесь в очередь.… Так проходит полгода. А у нас центр, где все оборудование сосредоточено в одном месте. Работает один коллектив, объединенный общей целью - выяснить суть и причину заболевания. В итоге диагноз лучевым методом диагностики ставится один. Это идеальное решение…

Почетный гражданин Ростова-на-Дону

КДЦ «Здоровье» быстро набирал популярность. Параллельно рос и авторитет Абояна. И как врача, и как ученого. В 1998 году он защитил докторскую диссертацию по теме: «Современные методы диагностики и лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы». Годом позже стал доцентом кафедры урологии РГМУ. В 2001 году - Заслуженным врачом Российской Федерации. А еще через тринадцать лет, в 2014 году, Игорь Артемович удостоился звания «Почетный гражданин города Ростова-на-Дону».

- Пожалуй, это было самым волнительным событием моей жизни, - признается Абоян.

И это объяснимо. Почетных граждан южной столицы можно пересчитать по пальцам. В современной России его удостоились Михаил Нагибин, Юрий Песков, Виктор Понедельник, Юрий Жданов, Михаил Бушнов… Список неполный, но каждое имя в нем – это история. А все потому, что согласно решению Ростовской-на-Дону городской Думы в редакции от 18 августа 2009 года, присвоение звания «Почетный гражданин города Ростова-на-Дону» «является высшей формой поощрения граждан перед городом и присваивается за особо выдающиеся личные заслуги в сфере общественной, государственной или муниципальной деятельности, профессиональные успехи, за значительные достижения в области науки, культуры, спорта, общественно-политической и административно-хозяйственной деятельности. Звание присваивается лицам, приумножившим историко-культурные традиции и славу города, своим трудом заслуживших широкую известность и авторитет в городе и за его пределами».

Комментарии, наверное, здесь излишни.

- День, когда я узнал о том, что представлен к званию Почетного гражданина нашего города, - рассказывает Абоян, - помню в деталях. Мне позвонил председатель Ростовского городского Совета ветеранов войны и труда Борис Яковлевич Старосельский, которого я хорошо знал, и сказал: «Игорь Артемович, только что в администрации Ростова состоялось заседание, на котором рассматривали кандидатуры для присвоения звания Почетного гражданина города. Я голосовал за тебя…»

Сообщение ошеломило. Я не знал, что ответить. Эмоциональный всплеск внутри был такой колоссальной силы, что любые слова казались блеклыми, фальшивыми. Большая честь уже быть в списке тех, кого выдвигают на это звание. А уж получить его… - Абоян замолкает и медленно качает головой. – До сих пор не могу поверить, что это случилось.

Случилось! Кандидатуру Игоря Артемовича депутаты Ростовской-на-Дону городской Думы поддержали дружно. Да и могло ли быть иначе? Его авторитет в городе к тому времени был на редкость высок. Да и название клинико-диагностического центра «Здоровье», который Абоян возглавлял, ассоциировалось у жителей города с современной, качественной медициной XXI века. В КДЦ люди шли тогда, когда не могли получить помощь в своей районной поликлинике. Когда требовалось быстро поставить точный диагноз. Когда надежда на выздоровление почти растаяла, как снежный ком весной…

Послесловие

Уже прощаясь, поинтересовался у Абояна, чем еще, кроме врачевания он любит заниматься. Игорь Артемович рассмеялся:

- Я такой же человек, как все. Люблю свой дом, семью, водить машину. Сейчас вот изучаю винное дело. Там есть моменты, которые меня очень заинтересовали. В общем, стараюсь не стоять на месте, расти духовно, познавать новые стороны нашей безумно интересной жизни.

Что ж, другого ответа я и не ожидал. Огранка Абояном своей Личности продолжается. А значит в будущем мы еще не раз услышим о новых свершениях и открытиях, автором которых будет он и его талантливые коллеги. И возможно Игорь Артемович откроется нам совсем не с той стороны, к которой привыкли. Талантливые люди - особенные. И их путь во Вселенной – путь яркой кометы, которая подчас меняет свою траекторию вопреки всем ожиданиям и расчетам. Так что сюрпризы вполне возможны.

 

Александр Агафонов

Редакция 2019 года