+7(863)296-0-111

Загретдинов Альберт Ринатович

Место работы: Ростовский колледж искусств
Должность: Заведующий отделением «Искусство балета»

На башкирском языке слово «судьба» звучит как «язмыш». Язмыш — даже больше чем судьба. Это рок, предопределение, что ведет человека по жизни. Если бы в начале девяностых кто-то сказал обычному пареньку из башкирского города Салават, что он станет артистом балета и будет исполнять ведущие партии в больших спектаклях, он бы рассмеялся.

Тем более, что ничего, казалось бы, не предвещало Альберту такой артистической судьбы. Простая рабочая семья. Отец работал водителем грузовика, мама продавцом в магазине. Жили в обычной многоэтажке. Мальчик имел об искусстве балета самое отдаленное представление, больше интересовался футболом или крутыми боевиками. Ходил в шахматный кружок, даже выступал на турнирах, добиваясь неплохих результатов.

Но... судьба распорядилась так, что Альберту пришлось заниматься в школе с хореографическим уклоном. Причем эта школа была достаточно далеко от дома. Гораздо ближе находились две других, а одна вообще по-соседству. Однако вышло так, что Альберт занимался именно в той школе, где наряду с математикой, историей и русским языком учили прыжкам и балетным стойкам, старались привить ребятам любовь к этому виду искусства.

 

Получалось не у всех. Как и в спорте, для балетного танца необходимо было обладать определенными данными. Это телосложение, музыкальный слух, гибкость спины, подвижность суставов. Нужны были и выносливость, и даже спортивный характер, упорство.

Альберт подходил по всем этим параметрам, и учитель хореографии Людмила Борисовна выделила его в числе еще четверых учеников. Побеседовала с родителями: не возражают ли они, если Альберт попробует себя на стезе артиста балета. Родители не возражали, хотя, наверное, представляли его будущее совсем другим. Но, как говорится, язмыш — раз есть способности, их надо развивать. Так Альберт Загретдинов, который уже втянулся в искусство танца, стал учащимся Башкирского хореографического училища имени Рудольфа Нуреева в столице Башкортостана _ Уфе. Кстати, из пятерых претендентов в училище поступил лишь Альберт Загретдинов.

Был 1994 год. Очень непростые для новой России времена. Многое осталось в прошлом, но у страны оставались еще два предмета гордости, где мы были «впереди планеты всей»: это космос и балет. А балетная школа в Уфе была, да и остается одной из лучших в России. 

С 1938 года в «Аксаковском народном доме» на улице Ленина действует Башкирский государственный театр оперы и балета. На его сцене выступал легендарный танцовщик Рудольф Нуреев, с театром связано имя великого дирижера Петра Славинского, ряда других выдающихся деятелей театрального искусства мирового значения. А в 1986 году в Уфе открылось хореографическое училище, задачей которого стала подготовка артистов балета. Готовили не только для российских театров, искусство классического танца здесь постигали студенты из Японии, Южной Кореи.

Учеба заняла восемь лет. Бытовые условия были прекрасными, но вот профессию пришлось постигать жестко, напрягая силу воли и характер. Студенты совершенствовали классический танец, ритмику, балетную гимнастику, историко-бытовой и народно-сценический танцы. Как и в спорте, нельзя было давать себе поблажек.

— У нас было интегрированное образование, — рассказывает Альберт Ринатович. — Основной предмет — классический танец, который шел на протяжении всех восьми лет учебы. Это самый сложный предмет. Почему? Классический танец — это обязательный урок у станка, когда необходимо освоить специальные движения. Затем отрабатываешь эти движения на середине зала. Плюс прыжки начинаются. И этот классический танец ты должен был отрабатывать каждый день в течение полутора часов. Представляете, какой это изнурительный труд?!

Амбициозные планы начали появляться ближе к выпуску. Все студенты мечтали о сцене в Большом театра или питерской Мариинке. Но опять же, язмыш — судьба показала свой путь. В 2002 году Уфу приехал Александр Владимирович Иванов — директор недавно созданного тогда балета в Ростовском государственном музыкальном театре. Он тихо посидел на нескольких занятиях, а потом предложил Альберту Загретдинову поработать в Ростове. Хороший южный город, где тепло, много фруктов и знаменитой донской рыбы.

- Раньше я никогда не был в Ростове, но фрукты и рыба звучали обольстительно, - улыбается Альберт Ринатович. - На самом деле, сыграли свою роль другие факторы. Молодым артистам в Ростове сразу давали квартиру, а это очень важно. В музыкальном театре собралась труппа из молодых артистов, а при отсутствии ярко выраженных «звезд» легче было добиться успеха тем, кто начинал свой путь на сцене, шансы у всех были примерно равны. В Ростове дали свое жилье. Новый большой современный театр тоже впечатлял. К тому же подспудно имелись планы поработать в Ростове пару лет, а потом попробовать перейти в Санкт-Петербург, был на примете театр, куда я хотел попасть...

Но опять, так сложились обстоятельства, а точнее судьба, что в первый год работы Загретдинова в Ростове готовилась  премьера балета «Щелкунчик», и Альберту предложили главную, «афишную» партию _ самого Щелкунчика. А в паре с ним танцевала Елизавета Мислер — будущая жена Альберта.

- В общем, благодаря провидению судьбы я остался в Ростове, о чем ни капельки не жалею, - говорит Альберт Загретдинов. - Красивый гостеприимный город вполне оправдал мои ожидания. Жена, коренная ростовчанка, не хотела отсюда уезжать. У нас родился сын, его назвали Ренатом.  

После «Щелкунчика» Альберт Загретдинов танцевал одну из ведущих партий в «Ромео и Джульетте», принца в «Лебедином озере». Здесь требовалась длительная подготовка, поскольку партия была сложной: много поддержек, прыжки, и надо было входить в образ принца — соответственно держать себя на сцене.

Ростовский государственный музыкальный театр, благодаря талантам своих артистов и своих руководителей, к настоящему времени стал не только одним из ведущих в России, но и вышел на мировую сцену. Каждый год труппа выезжает на гастроли в зарубежные страны, где наших артистов тепло принимает публика. Особенно запомнились Альберту Загретдинову испанские театралы: в знак одобрения они не только рукоплещут, но и начинают в такт притопывать ногами, словно повинуясь невидимому дирижеру. Тепло принимали ростовчан в Италии, Объединенных Арабских Эмиратах, в других странах.

*

Семнадцать лет отдал Альберт Ринатович Загретдинов Ростовскому государственному музыкальному театру. Теперь начался новый период жизни. По инициативе художественного руководителя РГМТ Вячеслава Митрофановича Кущёва в Ростовском колледже искусств было создано хореографическое отделение для подготовки артистов балета. Преподавать пригласили Альберта Ринатовича Загретдинова, и он принял это предложение. Художественным руководителем этого отделения «Искусство балета» стала заслуженная артистка России Елизавета Мислер. Супружеская пара снова вместе, как и в балете «Щелкунчик». Целиком посвятить себя педагогике было совместным решением.

- Конечно, было тяжело расставаться с любимой профессией, но теперь мы реализуем самих себя через своих учеников. Наши с Лизой первые выпускники уже влились в труппу Ростовского государственного музыкального театра.

Альберт Ринатович говорит, что создание отделения «Искусство балета» стало логичным и закономерным. Театру постоянно нужны кадры, а приглашать молодых артистов из других регионов и хлопотно, и накладно. Кроме того, надо воспитывать свою, донскую молодежь, мечтающую о театре.

С хореографическим отделением не все шло поначалу гладко. Поначалу не было своего помещения, дети приезжали на балетную подготовку в музыкальный театр. После завершения большой реконструкции в здании Ростовского колледжа искусств появились балетные классы, и это стало настоящим счастьем. Следующий этап развития, как мечтают руководители отделения «Искусство балета», создание интерната, где могли бы жить одаренные ребята из городов Ростовской области, из других регионов Юга России. А в дальнейшей перспективе — создание хореографического училища для подготовки артистов балета.

- Балет сейчас востребован во всем мире, - говорит Альберт Ринатович. - Еще десяток лет назад Россия удерживала лавры первенства в этом искусстве. Но сегодня нас догнали и даже обгоняют такие страны как США и Южная Корея. У них уже очень сильная балетная школа, и это связано с тем, что государство там тратит значительные средства на подготовку молодых артистов. 

- Каков современный балет, по сравнению с тем, что был сто и двести лет назад?

- Классика внешне остается прежней, но уровень исполнения, конечно, несоизмерим. Все стало гораздо сложнее, ярче, зрелищнее, а это требует хорошей физической подготовки и мастерства. Как и в спорте, появились настоящие трюки, которые даже не снились артистам давних лет. Даже внешне, если раньше балерины имели довольно пышные формы, то теперь у всех стройные фигуры, и танцуют они на пуантах, что физически очень тяжело.

Иметь свой балет, и тем более собственную балетную школу — это высокий статус для города, один из признаков культурной столицы. Ростовский балет состоялся, он растет, прогрессирует, занимает достойное место и среди театров России, и на международном уровне. И мы должны всячески поддерживать эту тенденцию, не потерять достигнутого.

- Понятно, что свободного времени у вас немного, но расскажите о своих увлечениях, кроме балета и педагогики.

- Пожалуй, это трудно сказать. Я и Лиза, постоянно в работе, много сил и времени отдаем своим ученикам. А свободное время посвящаем сыну — маленькому Ренату. Ему скоро будет шесть лет, и он с интересом смотрит, чем занимаются родители. Получится или нет из него артист балета, не буду загадывать. Как сложится, так и будет. Я верю в судьбу.

 

Александр ОЛЕНЕВ.