+7(863)296-0-111

Трошев Геннадий Николаевич

Место работы:
Должность:

Геннадий Николаевич Трошев родился 14 марта 1947 года в Германии, но детство его прошло на Кавказе – родине матери. Сын офицера-фронтовика, он с детства мечтал посвятить жизнь защите Отечества. В 1969 году лейтенант Трошев окончил Казанское танковое училище, затем Военную академию бронетанковых войск и Военную академию Генерального штаба. В войсках он прошел путь от командира танкового взвода до командующего округом.

Автор этих строк познакомилсяс ним осенью 1999 года в боевой обстановке. Произошло это на северной окраине селения Энгель-Юрт Гудермесского района Чечни, куда командующий группировкой войск «Восток» генерал-лейтенант Трошев прибыл с группой офицеров. В том месте десантники готовились к предстоящему наступлению. Моложавый комбат доложил Трошеву, где он планирует расположить свои подразделения, когда они освободят близлежащие села. На крупномасштабной карте прекрасно просматривалась сложившаяся обстановка. «Вот эти две роты, - посоветовал Трошев, - я бы разместил иначе: одну – у моста, вторую – у молочной фермы. Почему? Наверняка именно по этим направлениям пойдут боевики в случае прорыва. И зайдут тебе в тыл». Комбат с уважением посмотрел на командующего.

Короткое совещание на «передке» – и снова в путь. На перекрестке проселочных дорог нас ожидали старейшины трех сел – Энгель-Юрта, Кади-Юрта и Нижнего Герзеля. Трошев тепло, почти по-дружески, поздоровался за руку с каждым из них, что-то сказал по-чеченски. Аксакалы засмеялись. «Откуда вы так хорошо знаете чеченский?», - спросил один из них. «Чечня, можно сказать, моя вторая родина, - засмеялся Геннадий Николаевич. - Родился-то я в Берлине, но моя мама – терская казачка, до 1946 года жила в Грозном. А отец был летчиком, служил в Ханкале, где и познакомился с мамой. Через год после войны они уехали в Германию – к новому месту службы отца».

Беседа Трошева с чеченскими старейшинами длилась около часа, обговаривались различные вопросы: как не допустить в села боевиков, где установить пункты пропуска беженцев и проверки автотранспорта, куда отправлять больных и так далее. Командующий вникал в каждую мелочь, его интересовало буквально все. «Мы пришли воевать сюда не с чеченским народом, а с бандитами, - убеждал Геннадий Николаевич старейшин. - Не будет выстрелов из ваших селений, и войска не будут стрелять. Откроется стрельба из какого-то дома – этот дом будет уничтожен. Будет оказывать сопротивление квартал – уничтожим квартал. Вооруженные банды пусть пощады не ждут». Что ж, вполне логично. Почти по-ермоловски. Русский генерал Алексей Петрович Ермолов проводил в Чечне политику жесткую. Однако твердость и непреклонность царского генерала сочетались с умением обходиться без излишней жестокости к «благонамеренным» местным жителям. А посему за короткое время он сумел стабилизировать обстановку на Кавказе, создал «буферную» зону между Россией и враждебными ей Персией и Турцией.

Некоторые журналисты сравнивали Трошева с Ермоловым. По мне же, Трошев скорее напоминал (и по манере поведения, и по методам ведения боевых действий) другого полководца времен Кавказских войн – генерала графа Воронцова. Впрочем, и Ермолов, и Воронцов – знаменитости своей блистательной эпохи. Оба – ученики Суворова, герои Отечественной войны 1812 года. В разгар Бородинской битвы Ермолов отбил у французов батарею Раевского и тем спас всю армию. Воронцов, по своему заботившийся о солдатах и любивших их, как своих детей, требовал от офицеров гранитной твердости пролить свою и солдатскую кровь во имя победы. Сводная гренадерская дивизия под его командованием до последнего человека обороняла знаменитые Семеновские флеши, и когда тяжело раненного Воронцова спросили: «Где ваша дивизия? Она исчезла с поля боя», – он ответил: «Она исчезла не с поля боя, но на поле боя». Позднее оба командовали войсками на Кавказе. Генерал Ермолов, стремясь к усмирению непокорных чеченцев, видел в них лишь разбойников. Граф Воронцов, являясь генерал-губернатором Новороссийского края и наместником Кавказа, имел по тем временам репутацию «разумного правителя». И то, что правая рука имама Шамиля – Хаджи-Мурат перешел на сторону России – его, Воронцова, заслуга.

Генерала Трошева местные жители также называли «разумным командующим». Он умел договариваться и со старейшинами, и с лояльными к федеральным войскам полевыми командирами. В результате чего практически без потерь с нашей стороны были полностью освобождены от боевиков многие населенные пункты, где продвигались войска восточной группировки, которой командовал генерал Трошев.

Вернувшись в Махачкалу, я попросил Геннадия Николаевича ответить на пару вопросов. «Только коротко, - посмотрел он на часы, - времени в обрез». Я спросил: «Геннадий Николаевич, зачем вы то и дело мотаетесь на передний край, летаете над территорией, занятой противником – разве это уровень командующего группировкой?» «Согласен с тобой, - легко обезоружил меня Трошев. - Да, уровень командующего группировкой – это планирование операции, управление войсками с помощью средств связи и так далее. Допустим, командир бригады управляет боем, находясь в 15 километрах от переднего края. Но какие результаты он увидит? Или вот у меня иногда спрашивают: «Ты чего находишься не там-то, а полез туда-то?». А я считаю, что командир должен действовать не по шаблону, а предчувствовать и видеть, где он нужнее, где требуется его помощь. Ну чего я буду сидеть, допустим, у командира дивизии или командира полка над душой – я же им доверяю? Вот я и лечу туда, где нужна моя помощь: где-то капитану, командиру роты, подсказать. Да, я стою рядом, но я его не дергаю, а капитан, чувствуя мою поддержку, начинает смело действовать. «Я пошел вперед», - говорю ему, поднимаюсь на вертолете и полетел вперед. Смотрю, и он побежал в ту сторону. Согласен, какой-то риск в этом есть. Но кто не рискует, тот не выигрывает сражений. Смотрите, сегодня мы побывали у десантников, они говорят: «Вот оттуда постреливают». Я встретился со стариками трех сел – переговорил, все узнал, потом поднялся на вертолете, и куда мы полетели? Мы облетели все эти три села, хотя разве это мое дело, разве это мой уровень? Нет, конечно. Но я с этим не считаюсь, я все отбрасываю – лишь бы жертв не было. И так я делаю почти каждый день – не только сегодня. Сажусь в вертолет и полетел. Боевые порядки подо мной: войска залегли, чего-то ждут. Видят, командующий пролетел там, в другом месте – войска поднялись и пошли. Почему я не должен этого делать? Конечно, некоторые скажут: вот, дескать, риск, почему он голову кладет? Но это уже дело третье…».

Разговор зашел о боевом духе войск. «На войне нельзя разговаривать с людьми так, как ты разговариваешь с ними в мирной жизни, - продолжал Геннадий Николаевич. - Здесь, на войне, другие законы, другие требования, другой подход должен быть. Сегодня ты кого-то отругал, чуть ли выговор не объявил, а ему завтра выполнять задачу. Разве это дело? Так нельзя, надо в людях видеть людей. В принципе, на войне мелочей не бывает – все тут влияет на боевой дух войск. Возьмем такой вопрос, как представление офицера или солдата к награде. Иногда ставят задачу: «Так, нужно пять героев». Но их нет. Тогда говорят: «Давай хотя бы одного героя». Так и хочется сказать этим начальникам: «Ну зачем вы принижаете значение Золотой Звезды? Появится такой человек – будет Героем!». Ведь звание Героя России присваивается людям, которые совершили геройский поступок – прикрыли в бою командира, вызвали огонь на себя, в ожесточенном бою сохранили жизни подчиненных и так далее. Это, повторяю, геройский поступок. А вот орден должен вручаться тому, кто смело, решительно выполняет задачи – боевые, которые поставлены. Ну и медаль тому, кто где-то четко выполнил задачу, всегда стабильно действует в боевой обстановке – сегодня, завтра, послезавтра. Например, медаль «За отвагу» – это медаль, которую должен получать любой военнослужащий за свою отвагу. В бою, например, товарища убили, солдат мог лечь, переждать, пока огневой контакт закончится, а потом сказать: «Да я вытаскивал товарища с поля боя», а надо – пошел, выполнил задачу, и на обратном пути вытащил тело товарища. Должно быть так…».

Жизненные уроки генерала Трошева – полководца суворовской школы, народного дипломата, немало сделавшего как в первую, так и во вторую войну на территории Чечни, – запомнил, наверное, каждый, кто с ним общался…

14 сентября 2008 года советник президента РФ, Герой России генерал-полковник Геннадий Трошев погиб в авиакатастрофе в Перми.

Николай Асташкин